Cinema DSLR » Архив блога » Как визуальные эффекты возвращают к жизни умерших актеров
Вход RSS

Как визуальные эффекты возвращают к жизни умерших актеров

02.08.2017 от KiriLL

“Я вижу мертвых людей”. Эта известная цитата из фильма рискует стать заезженной шуткой, которую мы все будем выдавать каждый раз при выходе из кинотеатра. Нет, не потому, что кто-то собирается выпустить римейк  “Шестого чувства”. Дело в том, что развитие визуальных эффектов приближается к тому моменту, когда они смогут абсолютно правдоподобно воссоздать на экране образ человека. Речь не о той графике, которая помогают живым звездам выглядеть в кино так, как будто они совершают опасные трюки. Эксперты предполагают: все чаще визуальные эффекты будут возвращать на большие экраны с их VIP вечеринки на небесах актеров и актрис, которые уже ушли из жизни.
В преддверии церемонии Оскар мы встретились с Саймоном Робинсоном, одним из основателей The Foundry. Это британская компания, выпускающая программы, которые использовались для создания визуальных эффектов в фильмах-номинантах премии в последние 6 лет. Мы поговорили с Саймоном о том, как меняются лицо индустрии VFX, и самое главное — о тех лицах, которые эта индустрия меняет.

Будущее визуальных эффектов

Номинация “Визуальные эффекты” продолжает удивлять зрителей. С одной стороны, вполне ожидаемо, что “Ла-Ла-Лэнд” уйдет с церемонии Оскар с целой охапкой наград. С другой, именно такие фильмы, как “Книга джунглей” и “Кубо. Легенда о самурае”, два номинанта на премию за лучшие визуальные эффекты, влияют на то, как сегодня выглядит кино.
Огромные взрывы в “Глубоководном горизонте”  и выворачивающие сознание искажения реальности в “Докторе Стрэндже” сейчас тоже способны принести Оскара их создателям, но, по мнению Робинсона, такая ситуация не обязательно продлится долго.

“Визуальные эффекты перестают быть просто дополнением, они интегрируются в процесс, они становятся важной составляющей, которая дает возможность людям лучше передать свое видение, — рассказал он. — Мы дошли до той точки, когда VFX становятся неотъемлемой частью любого кинопроизводства”.
Но, хотя дорогие визуальные эффекты уже могут убедить зрителя в реальности взрывов, ландшафтов и даже инопланетных гонок, существует одна вещь, которая CG художникам пока не под силу — передать тончайшие нюансы человеческого лица. Но и это вполне может стать следующим шагом для Голливуда.
“Все остальное уже научились делать настолько правдоподобно, что большинство людей не видят разницы. Но эффекты с человеческими лицами все еще отстают, — объясняет Робинсон. — Художники продолжают попытки усовершенствовать их и то, как они сочетаются с окружением. В основе всех этих идей лежит ощущение реалистичности для зрителя, и если оно хоть немного нарушено, все пропало”.
По мнению Робинсона, чей софт использовался при создании оскароносных “Интерстеллар”, “Жизнь Пи” и “Из машины”, эти разработки — лишь фундамент для визуальных эффектов будущего: ушедшие из жизни актеры смогут “вернуться”, чтобы  сыграть новые роли.

Последнее препятствие на пути к правдоподобности

Это может звучать несколько притянутым за уши, но “воскрешение мертвецов” для ролей в кино уже началось. Один из претендентов на Оскар этого года, “Изгой-один”, сумел это сделать, показав губернатора Таркина спустя 23 года после смерти актера Питера Кушинга.

“Об этом цифровом воскрешении писали во всех СМИ, — вспоминает Робинсон. — Это потрясающе. Цифровые актеры, захват движения — еще столько интересного впереди, чему можно научиться”.

Кушинг — не единственный “оживший” актер. Технология использовалась и в тех случаях, когда исполнители ролей умирали до окончания съемок. Известный пример — Оливер Рид в “Гладиаторе”, а из недавних — Пол Уокер в “Форсаже 7”. “Эти технологии становятся все более распространенным. Было бы очень интересно посмотреть на их масштаб в будущем”, — говорит Робинсон.

Но пока технические возможности не успевают за желаниями. “Цифровой образ человека невероятно трудно создать, — объясняет Робинсон. — Питер Кушинг — это пример максимума, что мы сейчас можем. Пока мы не способны  правдоподобно воссоздать человека. Если мы считаем, что кинопроизводители хотят получить свободу воображению без ограничений реального мира, то подобные технологии дают даже больше возможностей создавать то, чего никто раньше не видел или что невозможно сделать в реальности”.
Но проблема не только в технологиях. Есть еще такие вещи, как репутация и права актера, который уже не может поставить свою подпись. И, наконец, вопросы этики.

А стоит ли возвращать актеров к жизни?

Цифровые “воскрешения” — это вопрос не только возможности, но и потребности. Тот факт, что технологии позволяют это делать, вовсе не означает, что кинопроизводители должны использовать их для возвращения к жизни ушедших актеров.
Все это заставляет задуматься о многих моральных и этических вопросах. Актер Робин Уильямс, к примеру, вполне однозначно дал понять, что он не хотел бы, чтобы его  образ использовали в течение 25 лет после смерти.
“Тут возникает целый комплекс проблем”, — говорит Робинсон. Кроме юридических вопросов, кто владеет правами на работу умершего актера и кто дает или не дает разрешение на его появление в фильме, есть еще один: а действительно ли это нужно зрителю.

“Питер Кушинг — это очень интересный пример. Те из нас, кто достаточно взрослый, чтобы помнить оригинальные “Звездные войны” и задуматься о юридических правах актеров, обратили на это внимание. Но я слышал, что людям помоложе все равно, — рассказал нам Робинсон.  — Они купились на образ персонажа. Они верили, что он настоящий, не знали, кто он такой, и поэтому эти вещи их не волновали. Дело за зрителем — решать, насколько им это интересно. Очень сложно предсказать, куда нас это приведет,  но технологии воссоздания актеров — это еще один инструмент в нашем арсенале”.

Хотя дискуссии касались в основном вселенной “Звездных войн”, “воскрешение” Питера Кушинга было не единственным спорным вопросом. В фильме уже было удивительное появление принцессы Леи. Когда ушла из жизни Кэрри Фишер, многие обсуждали, будут ли в дальнейших фильмах создан ее цифровой двойник, чтобы образ продолжал жить. Но в Lucasfilm заверили, что не будут порочить светлую память Фишер или ее героини халтурным цифровым оживлением до тех пор, пока технологии не позволят  делать это на должном уровне.

“Мы хотим заверить наших фанатов, что у  Lucasfilm нет планов воссоздавать образ Кэри Фишер в роли принцессы Леи или генерала Леи Органы”, — заявила студия после смерти актрисы. Они прибавили: “Мы все еще скорбим о ней. Мы  чтим память актрисы и бережно храним ее наследие. И мы всегда будем помнить ее вклад в “Звездные войны”.

Что будет дальше?

Конечно, развитие технологии не остановится только потому, что Lucasfilm решили не “воскрешать” Принцессу Лею. Наоборот, Робинсон считает, что они будут стабильно расти и эволюционировать. Но есть опасность, что дни настоящих, живых актеров могут быть сочтены. По крайней мере, так считают специалисты.

“Могут настать абсурдные времена когда реальные актеры и их лица больше не будут нужны, потому что мы может создать искусственных и более подходящих, — говорит Робинсон. — Это было бы печально. Мне бы хотелось верить, что игра актера — это главное, для чего мы ходим смотреть фильмы”.

Но все же, визуальные эффекты идет по этому пути. И этот прогресс, как и  в любой индустрии, невозможно остановить. Сейчас Эмма Стоун и Райан Гослинг могут соперничать за Оскара. А вдруг лет через 10-20 актеры, которых давно нет с нами, тоже будут претендовать на награду Киноакадемии? Но это не более, чем предположение…

Источник: render.ru

Рубрики: making of | Комментариев нет »

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите результат: